Если плюют тебе в спину, значит, ты идешь вперед!

30 Марта 2011г.

Последнее интервью знаменитой актрисы

Людмила Марковна скончалась 30 марта. Ее муж Сергей Сенин сказал журналисту «КП»: «Ее не стало час назад. Остановка сердца…»

Он и другие близкие актрисы пока не могут поверить в это.

Последние месяцы жизни Людмилы Марковны были очень непростыми. Она только-только пошла на поправку после сложнейшей операции на бедре. В феврале возле своего дома актриса неудачно поскользнулась во время прогулки с собаками и сломала ногу.

Сразу после операции, общаясь с корреспондентом «КП» по телефону, голосом, не терпящим возражений, она пообещала нашим читателям:- Я никогда не сдавалась перед публикой. Выживала. И на этот раз выживу!

После сложнейшей операции (у Гурченко диагностировали перелом проксимального отдела бедра) она свободно говорила по телефону. Точнее, щебетала как птичка:

— Первое, что сказали врачи, когда привезли меня в больницу: «Слава богу, что у вас сломана не шейка бедра, а намного ниже», — говорила Людмила Марковна. — Врачи провели операцию, соединили сломанную кость пластинкой, сделали все как полагается. Я уже начинаю понемногу двигаться, например могу свесить ноги с кровати. Так что никакой катастрофы со мной не произошло!

Разговаривая с медиками, мы понимали, что полноценно передвигаться Людмила Марковна сможет в лучшем случае через два-три месяца. Но она была великой оптимисткой. И говорила настолько уверенно, что не поверить в ее слова было невозможно:

— В понедельник планирую встать. Врачи обещают назначить первые физические нагрузки. Знаю, есть «доброжелатели», которые усмехнулись: «Наконец-то Гурченко оступилась». Но я еще кое-что планирую сделать в этой жизни!

А когда мы закончили говорить о здоровье, Людмила Марковна глубоко вздохнула и добавила:

— Двадцать лет меня уничтожал КГБ безденежьем и нищетой за то, что я, будучи совершенным патриотом страны, отказалась с ними сотрудничать. Ни квартиры, ни прописки, ни денег — одна слава и популярность! За годы, пока я не снималась, было всякое. В том числе и суицидные вещи. Ролей в кино не предлагали, зато у меня были столовые, шахты, тюрьмы, где я выступала. Выходила и улыбалась: «Здравствуйте, товарищи!» Камни в спину швыряли, но папа говорил: «Если плюют тебе в спину, значит, ты идешь вперед!» Поверьте, я знаю самые горькие и безотрадные стороны жизни. Но могу и умею быть преданной зрителю до конца. Пусть люди говорят, что у меня было много браков. Не один, и не два. И пусть много. Зато все — честные. А не наоборот. Унижаете меня — извините. Я тогда собираю чемоданчик и ухожу…

На этой фразе мы распрощались с Людмилой Марковной. Через пару минут после разговора вдруг раздался звонок:

— Будете писать статью, учтите одно мое пожелание. Не пишите слова «великая», «прекрасная», «любимая миллионами», «заслуженная», «необыкновенная». Напишите просто — Людмила Гурченко. Не люблю я весь этот пафос…

Прощай, Люся…