Молодой возлюбленный Гурченко не отходил от нее до последнего момента

На похоронах Аслан Ахмадов стоял у гроба актрисы вместе с её мужем.

Последние месяцы жизнь Людмилы ГУРЧЕНКО согревало новое романтическое увлечение: молодой стилист и фотограф Аслан АХМАДОВ находился с ней рядом до финального момента.

На похоронах великой актрисы он, наравне с мужем звезды Сергеем СЕНИНЫМ, принимал соболезнования от друзей и близких.

Последние полгода Аслан всюду сопровождал Людмилу Марковну – на концертах, на гастролях. Гурченко сняла его в своём последнем фильме «Пёстрые сумерки» и привезла вместе с собой на премьеру в Киев. В столице Незалежной именно с Асланом, а не с мужем Сергеем, звезда под ручку гуляла по Крещатику.

— Андрей, а почему ты не спросил у меня, влюблена ли я? – кокетливо спрашивала Гурченко у Малахова во время его ток-шоу «Пусть говорят».
— Вы влюблены, Людмила Марковна?! – опешил тогда Малахов.
— Да, я влюблена! — настаивала актриса. — Ты знаешь Аслана? Я в него влюблена… Он знаешь меня как обнимает? Крепко-крепко!

Гламурный фотограф действовал на Гурченко как эликсир молодости. Снимал в глянцевых фотосессиях, придумывал новые причёски, делал макияж. Сергей Сенин, похоже, против романтического увлечения своей супруги не возражал, более того – поощрял ее дружбу с Асланом. Неудивительно, что Ахмадов принял живейшее участие в организации похорон актрисы. Накануне церемонии прощания он приехал в морг, чтобы сделать артистке причёску и голливудский макияж, причем сделал это на редкость искусно.

— Боже мой, она как живая лежит, — шептались в толпе у гроба, — Никогда не видела таких красивых покойниц: причёска, макияж – высший класс…

На церемонию прощания в Центральном доме литераторов Аслан приехал одновременно с Сениным, прошел на сцену, где установили гроб с телом актрисы, и сел рядом с мужем Гурченко. А когда артистку повезли на Новодевичье кладбище, Аслан вместе с Сергеем шёл перед гробом – они вдвоём несли ее портрет. И именно Ахмадов после похорон на глазах у толпы тихонько хлопнул овдовевшего Сенина по плечу и со словами: «Нам пора» увёл его с кладбища.