Прощай!

На съемочной площадке Эльдара Рязанова Гурченко побывала три раза. Первый раз — в самом начале пути и после — последовавший оглушительный успех. Второй раз — на «Вокзале для двоих». Это уже была пора зрелости, середина всего. И на третий раз — «Старые клячи». Ну что ж, добро пожаловать на третью дистанцию! Самую короткую…

Эльдар Рязанов и Людмила Марковна поразительно чувствовали друг друга. Казалось, эти люди, словно всю жизнь прожили друг с другом бок о бок, словно им знакомы одни и те же испытания, проблемы, переживания, зависть, сплетни, интриги. Им было суждено через все это, через все невзгоды снова переступить вместе.

Эльдар Александрович прекрасно понимал, с чем актрисе пришлось столкнуться в последнее время. Утрата Марика, мамы, папы… Он все понимал. Он осознавал, какая у Люси на душе неподъемная тяжесть! А она это чувствовала и была ему благодарна.

После премьеры «Кляч» Рязанов вспоминал, что с аплодисментами стоящего зала ему пришлось столкнуться в своей режиссерской деятельности дважды — впервые после «Карнавальной ночи» и вот, «Старые клячи» — во второй раз. Это была победа. Их общая победа.

Конец двадцатого века подкинул актрисе немало творческих идей. «Прощай, двадцатый!» — так она назвала и музыкальную композицию, и альбом, и бенефис.

В начале двухтысячных Гурченко не думала, что еще когда-либо будет сниматься в кино. И дело было не только в возрасте. Другая, новая эпоха — вот, что диктовало свои условия. Однажды, оказавшись на дне рождения Эльдара Рязанова, Люся разговорилась с министром кино Михаилом Швыдким.

— Людмила Марковна, вам нужно сниматься в кино! — посоветовал он.

— Да, я еще могу сниматься! — согласилась польщенная Люся и тут же задумалась. — Но, где сниматься? У кого? Кто сейчас снимает музыкальные картины? Есть ли у нас музыкальные режиссеры?

Этот разговор впоследствии и заставит ее задуматься о первом режиссерском опыте.

В 2002 году выходит ее третья по счету книга «Люся, Стоп», где Гурченко в свойственной ей манере откровенно повествует об очередных главах своей жизни.

В одной из глав она написала: «Не дай бог быть режиссером! Если только этим заниматься, если только этим жить, надо иметь колоссальное здоровье и металлические нервы!». Но судьба, видимо, с этим не была согласна. Людмила Марковна освоила и режиссерскую стезю.

Так родились «Пестрые сумерки», где Гурченко выступила еще и в роли сценариста и композитора и, разумеется, исполнила главную роль. Во всем ей помогал супруг Сергей Михайлович. Идея снять историю, где воедино сливаются драма и музыка — была давней мечтой актрисы. Ведь настоящая глубина мгновения и ситуации должна выражаться легко. А значит, без музыки никак! Зрителям фильм был представлен в 2010 году на фестивале «Окно в Европу», который прошел в Выборге. Эта работа была своеобразным прощанием актрисы со зрителем.

14 февраля 2011 года Люся оказалась в больнице — у нее был перелом бедра. Она перенесла операцию и в скором времени ее выписали домой.

Но до последнего своего дыхания Людмила Марковна «держала» свою отличную творческую форму. Нередко она смеялась, признаваясь: «Я никогда не покину сцену. Более того, на сцене я и умру!». Незадолго до смерти, в 2011 году она снялась в клипе на песню Земфиры «Хочешь». Саму песню она перепела несколько лет назад, а клип решила снять спустя время. Его сюжет вращается вокруг умерших друзей артистки, с которыми она когда-то общалась, делилась и работала. Образы Александра Абдулова, Юрия Никулина, Андрея Миронова, Александра Кайдановского, Евгения Евстигнеева, Олега Янковского, а также других артистов предстают в виде теней, которых Гурченко призывает не уходить, просит остаться. В клипе она поет и танцует с ними. Но теням все равно суждено превратиться в прах. Это видео она сняла за месяц до смерти. Возможно, актриса предчувствовала свой уход. Это видео и покажут на ее похоронах…

Вечер 30 марта Людмила Марковна и ее муж провели дома, перед экраном телевизора — они смотрели музыкальный фильм об актрисе производства украинского канала «Интер». Внезапно Люся почувствовала недомогание, ей было сложно дышать. Так ее не стало. Документально зафиксированная причина — тромбоэмболия легочной артерии.

Траурная церемония прощания с актрисой длилась около пяти часов. Ее завершение сопровождалось криками «Браво!», а «Аплодисменты, аплодисменты!» были неутихающими. Ведь именно ради таких слов и моментов живут актеры, для этого они творят! Несмотря на дождливую погоду, желающие проститься с любимой актрисой, двадцать минут не отпускали «легенду советского экрана», а весь катафалк был завален цветами.

Ее похоронили на Новодевичьем кладбище. Немногим позже на могиле открыли художественный монумент из белого и черного мрамора, купленный на деньги друзей и поклонников.