Работоспособность через край

26 декабря 1982 года состоялась премьера картины «Вокзала для двоих». Вместо того, чтобы показать новый фильм по одному сеансу в Большом и Белом Зале Московского кино, и в том и другом показали картину по три раза. Не было мест ни для членов съемочной группы, ни для «уважаемых» людей.

Перед непосредственным показом на сцену вышел взволнованный Рязанов. Он, со свойственной ему откровенностью, сказал:

— Я очень нервничаю! С трудом сегодня уснул в три часа! Но я так рад, так счастлив, что вы все пришли! И все ради того, чтобы посмотреть мою картину! Спасибо!

У Люси, несмотря на праздничную обстановку, было совсем иное состояние. У нее просто не было на это сил. Более того, за каждым кадром столько всего было…

Она потрясающе справилась с ролью официантки Веры Нефедовой. Вера… Главная героиня получила именно такое имя неслучайно. Оно было символичным. Она мужественно и без утрированного женского героизма сыграла провинциалку.

Как говорил Эльдар Рязанов: «Без Люси Гурченко картина бы не состоялась. Ее знание, что такое провинциальная жизнь, окраинная интонация и способность мастерски ее передать, ее социальное окружение детства, ее происхождение — все это было неоценимой составляющей фильма. В какой-то момент она играла свою роль, а какой-то — играла саму себя. Быть провинциальной русской бабой — очередной ее талант, часть ее богатой и многогранной натуры!».

Олег Басилашвили, ее партнер по фильму, вспоминал: «Люся была невероятно работоспособна! Она была просто одержима своей профессией! Она сквозь всю свою жизнь пронесла тягу к молодости, юности, только она одна может оставаться молодой и в жизни и на экране! Я навсегда перед ней в долгу за то, чему она меня научила. Работать, как сумасшедший, как одержимый, не бездельничать! Я очень ей благодарен!».

А тем временем съемки потихоньку набирали обороты… С этой картиной она снова оказалась в Каннах. Новшества кинофестиваля 1983 года разительно отличались от атмосферы 1979 года. Все было иначе — показ осуществлялся в новом зале, он был гораздо больше и величественнее прежнего. Но Люсе по душе был прежний, маленький, но уютный зал. Когда на большом экране начался показ «Вокзала для двоих», актрисе стало как-то не по себе. После отличного изображения на экране других конкурсных фильмов, голубоватые лица актеров, снятых на отечественную пленку, несколько удивляли. А, ну и пусть! Что же поделаешь? «Это наша жизнь! Наша незаимствованная жизнь! думала Люся. — И пусть она без прикрас, но она как нельзя наглядно показывает ситуацию в одной отдельно взятой стране, так трогательно повествует о людских судьбах!»

Людмила Марковна видела, как притихли зрители, как внимательны были их взгляды, устремленные на экран. Когда советская делегация возвращалась в отель, их обступила восторженная толпа. Отовсюду слышались благодарственные слова одобрения, восхищения, пожелания и поздравления, как на французском, так и на английском языке. Все были счастливы! Люся была счастлива!

17 августа 1983 года Людмиле Марковне Гурченко было присвоено звание «Народной артистки СССР». Стоит отметить, что в доперестроечное время наивысшее актерское звание могли получить только члены партии. История отечественного кинематографа насчитывает всего несколько имен, обладателей подобных наград, не состоящих в партии, — им просто нельзя было не дать звания. Гурченко как раз в их числе!

В кино проходило все так — несколько успешных ролей, сыгранных подряд, кинолента первой категории, популярность и шумиха и вот, пожалуйста, звание «народного артиста СССР»! Как только Гурченко сыграла несколько удачных ролей, ее то и дело приглашали вступить в партию. На одно дело соглашаться на это, когда идет война, когда нужно запищать Родину, и совсем другое — когда партия дает массу привилегий и других благ. На это Люся согласиться уж никак не могла — она никогда не жила и не существовала против собственной совести.

Еще одна награда актерского таланта Гурченко была объявлена журналом «Советский экран». По мнению его читателей, Людмила Марковна была лучшей актрисой года.

В том же, 1983 году, случилась еще одна семейная радость -17 ноября родилась внучка Леночка. Маленькое счастье, которое все время проводило за складыванием, перекладыванием игрушек. «Барыня-коробочка» — ласково называла ее прабабушка Леля. Затем Леночке придумали новое прозвище — «Капошная» потому что она все время копошилась в своих «складских игрушечных запасах».

От этого становилось весело и тепло! Что-то родное и теплое есть в этом слове «капошная»…

Подводя итог удачного для актрисы во всех жизненных сферах периода, стоит отметить и выход в 1982 году автобиографической книги «Мое взрослое детство», где Люся честно и искренне вспомнила тот важный, но, в то же время, непростой период своей жизни, с чего, в общем-то, и начался ее победоносный путь…