Расплата за успех

Год 1957. Страна готовилась открыть Всемирный Фестиваль молодежи и студентов в Москве. А на «Мосфильме» в срочном порядке заканчивали работу над фильмом «Девушка с гитарой». Согласно приказу министра, фильм должен был содержать сцены съемок фестиваля. Так и было — поправки в сценарий вносили на ходу.

Во время перерыва к Людмиле подошел директор картины и сообщил, что очень скоро за ней прибудет машина из министерства. Люся спокойно восприняла эту информацию. А что? «Карнавальную ночь» Министерство культуры одобрило, более того, с их стороны не единожды звучали пожелания снять еще одну такую же потрясающую музыкальную и жизнерадостную комедию. И Люся полагала, что разговор опять коснется этой темы. В общем, ничто не предвещало беды. «Завтра родителям письмо напишу и сообщу, что сам Министр культуры меня вызывал. А папа, наверное, будет всем рассказывать, мол, министр без моей дочурки, как без рук! А он-то человек занятой!» — планировала Людмила, подъезжая к зданию Министерства.

Стоя перед дверьми, она осмотрелась и поправила красивую прическу – платье было миленьким, макияж с накладными ресничками – весьма изящным и аккуратным.

И вот тут-то началось! «Да что вы себе позволяете? Да как такое возможно? Вы – гражданка Советского Союза! И это патриотизм? И это наша комсомолка? А о детях, о детях – нашем подрастающем поколении вы подумали? Мой сын растет в чистой и морально устойчивой обстановке! Я не желаю, чтобы он лицезрел, как вертлявая актриса вторит буржуазным штучкам!» – накинулись на нее блюстители закона. – «Не желаете кушать хлеб с маслом? Получайте г…!»

Люся не могла ничего ответить. Ее руки и ноги стали ватными, а по щекам покатились слезы. Даже накладные реснички предательски отклеились. А министр и его зам… И откуда вдруг именно такая реакция? Ведь зрителям все понравилось? А, может, виной всему импровизированный танец? Хотя, эти люди, занимающие такие высокие посты… Разве они не понимают, что время не стоит на месте? Значит, когда в фильме высмеивали косность и обывательщину, то это всем нравилось, всем было смешно! А теперь, вдруг, на – тебе! Потом отчитали за левые концерты. Потом заказная статья, где главная «преступница» – Людмила Гурченко. А министры продолжали бушевать и выкрикивать «Сотрем с лица земли! Имени такого никто не увидит!»

И не увидели. И, правда, стерли. Очень быстро. С имением Людмилы Гурченко ассоциировались словосочетания «ветреная», «легкомысленная», «звезда-однодневка», «несерьезная», «вертихвостка» и прочее. Столичные киностудии перестали ее снимать вообще. Другие – также отсекли всякие попытки актрисы. Это было похоже на тихие похороны, на погребение заживо…

Тогда появилась уйма свободного времени. Вот тогда-то и можно было рассуждать о патриотизме и морально чистой обстановке.