Случай в театре

Однажды произошел такой случай: Гурченко стояла в очереди с другими актерами за зарплатой. Одного из актеров она пропустила просто так, без очереди — просто он далеко жил, ему еще домой нужно было успеть. А Гурченко что? Она ведь здесь, неподалеку! В ответ на благородный поступок этот актер ответил:

— Надо же, какая добренькая!

И сколько же в этой коротенькой фразе было иронии и сарказма. Это было сказано мгновенно, мимоходом, как бы вскользь.

А ведь Гурченко и в самом деле была такой добренькой. С ее лица не сходила радость и улыбка. Она была так счастлива от того, что у нее есть работа, от того, что состоит в профессиональных отношениях с этими потрясающе милыми людьми. Нередко она бежала на работу с таким рвением, что, как говорил папа, и «света Божьего не видела». Да что сравнивать! Работа в театре ее воскресила!

Но все чаще и чаще Гурченко мучилась от недопонимания каких-то неуловимых мелочей. Как научиться сдержанности и «прохладности»? Как находиться в «ударном» состоянии по расписанию? Как познать искусство дипломатии, как научиться говорить красивыми и ровными фразами, не выходя из равновесия, не употребляя максималистские «отлично» и «ужасно»? «Эх, папочка! Это у меня от тебя!» — вздыхала актриса.

…Для прослушивания Людмила Марковна подготовила три отрывка: отрывки из спектаклей «Современника», роль Джульетты и картина из «Назначения», то, что великолепно сыграла Нина Дорошина. Выучив роли самостоятельно, Гурченко договорилась с актерами. Текстовку пробежали непосредственно перед самим показом. По сути, это было импровизацией. Выступая перед комиссией, Люся не помнила себя: она играла, пела, танцевала, куда-то неслась. В этот момент она, как говорится, поймала азарт.

Решение комиссии было единогласным — принять! Только один актер выкрикнул, удивив тем самым Люсю:

— А что она будет у нас играть?

Что значит «что»? Но позднее она поймет, почему он задал такой вопрос. На тот момент он, видимо, являлся составной частью целой системы, целого механизма, и прекрасно понимал, что у каждого актера есть свое место, «каждый сверчок знай свой шесток», значит. И не имело значения, что тогда Гурченко взяли без места. Ведь, если брали, то, наверное, знали куда? Только спустя время Людмила Марковна поймет, что нельзя идти в театр без гарантий на место. Пусть оно будет крошечным, но твоим! А без него нельзя. В театре так не бывает! Иначе попросту растеряешь себя.

Первая театральная роль Людмилы Марковны была из пьесы «Сирано де Бержерак». Это была героиня «голубых кровей». Гурченко была убеждена, что такие роли ей противопоказаны: «А уж если что-то мне не дано играть, так это именно такие роли, типа Роксаны, героини той пьесы. Из всех швов атласного белого платья выпирал мой отнюдь не голубой характер и мое полупролетарское происхождение вместе с остатками харьковского акцента!».

Зато за Гурченко закрепили выходные роли, в которых ее никто не мог заменить.

Ей удалось сыграть в двух срочных выходах.