Светлая полоса

Семидесятые годы ознаменовались для Людмилы Марковны новым витком в карьере. Девятилетний застой миновал, и она вновь блистала. Постепенно, шаг за шагом, она вошла в рейтинг ведущих советских актрис. Ее ждала горячо любимая работа! Работа! Наконец-то! Преимущественно, это были музыкальные комедии и фильмы оперетты. В 1972 году она получила роль в «Табачном капитане», а в 1973 — «Цирк зажигает огни». В 1974 году Люся сияла перед зрителями на экране в «Соломенной шляпке», а на следующий год — в «Небесных ласточках».

1976 году Людмила Марковна получила Госпремию РСФСР им. Братьев Васильевых за роль в киноленте «Старые стены». Журналисты нередко задавали Гурченко вопрос по поводу ее самой любимой роли из арсенала, сыгранных ею. Конечно, все понимали, что хороших ролей у Людмилы Марковны немало, от того интересующимся было еще интереснее, а отвечающей непросто. Она всегда отвечала: «Старые стены», а зрители и журналисты тепло аплодировали такому ответу. Еще бы, ведь эта кинолента словно возродила ее из пепла, заставила поверить в чудо, в светлое будущее. Гурченко ведь целых девять лет не снимали в серьезных картинах.

Когда на художественном совете режиссеру фильма Виктору Ивановичу Трегубовичу задали вопрос, о чем, собственно, будет история, он ответил: «О тяжелых буднях рабочих фабрик». И, в общем-то, был прав, не соврал. История повествует о женщине, директоре крупной фабрики, которая поставив крест на своей личной жизни, любви и счастье, полностью сконцентрировалась на работе. И нечаянно нахлынувшая любовь заставляет ее метаться и сопротивляться чувству.

После выхода картины на экраны страны, Гурченко сделает сенсационное признание. Она скажет, что главная героиня фильма, эта совершенно «неяркая и строгая одинокая женщина, напрочь лишенная всякого кокетства, — и есть она сама!».

Этот фильм пришелся по душе всем: и самим актерам, и зрителям, и кинокритикам, и коллегам по киноиндустрии. «Старые стены» получили стразу четыре Государственные премии имени братьев Васильевых. По тем временам — невиданный успех!

Но, обстановка была на площадке, когда снимали эту картину. Ничто не может сравниться с подобной тишиной. И тут: «Мотор!» Она играла, как в последний раз! Слезы то и дело намеривались брызнуть из глаз. «Стоооп!» — кричит Трегубович и пожимает ей руку. — «Спасибо! Молодец! Отличная работа!».

Он чем-то напоминал Марка Гавриловича — такой же легкий и веселый, всегда с какой-нибудь прибауткой. Даже, когда Люся пришла на площадку на костылях результат травмы, полученный на съемках «Мамы», Виктор Иванович работал и разговаривал с ней, как ни в чем не бывало. Таким жестом он давал ей понять, что жизнь продолжается, нужно не киснуть, а действовать, работать, в конце концов, жить. Они никогда не конфликтовали. Гурченко говорила о нем: «Я готова идти за этим режиссером, даже не глядя на сценарий!».

А потом начнется светлая полоса в творчестве. Режиссеры будут предлагать Гурченко роли сразу в нескольких фильмов.

14 июня 1976 года Люся стояла на льду в коньках и безумно радовалось. Это были съемки фильма-мюзикла «Мама». Состояние, в котором пребывала актриса, было схоже по ощущениям с эйфорией, счастьем. Наконец, у нее драматическая роль в музыкальном фильме. Она так долго к этому шла и так долго ждала! Эх, если бы папа был жив! Как бы он порадовался за родную «дочурочку». И тут, внезапно, на съемках ей на ногу упал клоун, Олег Попов. Сложнейший перелом ноги. Снова боль, но уже физическая. Гурченко нередко задавала самой себе вопрос: в чем же отличия физической боли и боли моральной? В обоих случаях приходится нелегко. И то, и другое хочется забыть как страшный кошмар. И то, и другое заставляет жить иначе, по-новому. И то, и другое сначала наносит тяжкое поражение, но потом… потом приводит к победе. Невозможно сыграть сложную драматическую роль, если ничего подобного не приходилось испытать самому. А так… приняв от жизни «всяких благ» актер автоматически имеет «потолок», позволяющий сыграть и прочувствовать любую роль, даже самую немыслимую.

Но, несмотря ни на что, фильм пользовался бешеной популярностью у зрителя. Впервые после «Карнавальной ночи» и мучительных лет ожидания, Гурченко вновь могла продемонстрировать свои потрясающие вокальные данные, артистизм, пластику. Она вновь могла предстать перед зрителями во всей красе! Людмила Марковна посредством своей роли вновь дарила всем радость, грусть, шутки, юмор и остроумие.