Творческие будни

Однажды, на творческом вечере Никита Сергеевич сказал, что «есть актрисы, которые никогда не променяют семейное счастье на хорошую роль. Но есть и другой их сорт — в этот момент он пристально посмотрел на Люсю -эти женщины-артистки все отдадут, свой дом подожгут, добровольно принесут для этого керосин — все ради желанного сценария и роли!». Люся в этот момент очень смутилась, даже немного съежилась. Дом, конечно же, она поджигать бы не стала. Хотя что-то он верно подметил! Работа всегда помогала ей излечиться, как морально, так и физически. Ей по силе было победить любой недуг только тогда, когда она была занята любимым делом! Но если проблемы касались работы, дом и семья не могли ей помочь, не могли избавить от навязчивых мыслей идти только вперед, профессионально расти, «дуть свое»! Она нередко просила прощения у своих родных, у своей семьи, у своего дома за то, что они не были для нее истинно на первом месте.

Последнее десятилетие подарило Люсе веру в себя, а зрителям — бесценные киношедевры. Более того, она регулярно записывала телевизионные программы и бенефисы. Но актрисе этого было мало. За ней довольно крепко уцепился штамп актрисы одной роли, одного амплуа. Она не могла этим довольствоваться, не могла с этим смириться и не могла это принять. Нужно было действовать дальше, и она действовала!

Благодаря таланту и упорству, Людмила Марковна с каждым годом все приближалась и приближалась к своей цели. Роль Риты в «Любимой женщине механика Гаврилова» Петра Тодоровского была по достоинству оценена не только зрителями, но и критиками.

Съемки этой потрясающей картины проходили в спорах между исполнительницей главной роли и режиссером. Позднее Петр Тодоровский признавался:

— С Людмилой Гурченко мы часто спорили. Она прекрасная актриса и необычайно талантливый человек. Бог наградил ее всем! После первого же колоссального успеха ей не повезло и она, уже закаленная, на каждого режиссера смотрела уже с припгуром. Но она профессионал своего дела и все, что от нее требовалось, всегда выполняла с блеском!

У Гурченко, как всегда, было свое мнение:

— Сколько бы мы не обсуждали Риту и ее характер, мне всегда казалось, что режиссер ошибся, пригласив на эту роль именно меня. Возможно, он представлял себе другую женщину, красивую и независимую, постоянно фонтанирующую, немного растрепанную и вибрирующую. Слушая его советы и рассказы, я представляла себе женщину из фильмов неореализма. Играя эту монороль, я должна была полтора часа «фонтанировать» на экране. Это как же нужно распределить струю! А ведь Петр Тодоровский знал о своей героине все, он ее любил и лелеял и пригласи он совсем другую актрису, которая бы его послушала, фильм, скорее всего, получился бы оригинальнее и интереснее. Но эту роль получила я. Это было ошибкой режиссера и наше общее несчастье. Раньше я сталкивалась с отсутствием текста в роли и жутко страдала по этому поводу, а теперь я страдаю от того, что моя роль содержит уж слишком много слов! — делилась Людмила Марковна.

Конечно, скорее всего, в этом высказывании был некий творческий максимализм актрисы, что-то вроде приступа рефлексии. А иначе и быть не может! Не критиковать самих себя могут только бездарные или ничего не смыслящие в своей профессии люди. И с режиссером сложились обоюдные теплые и дружеские отношения. Петр Тодоровский говорил о ней: «Это женщина, которая может все, могла все. Что театр, что кино, что эстрада — тут уж просто фейерверк!»

В 1982 году на всемирном кинофестивале в Маниле эта роль была удостоена главного приза — «Золотого орла». На награду претендовало несколько известнейших и талантливейших актрис того времени: Мерил Стрип с картиной «Жена французского лейтенанта», Роми Шнайдер в фильме «Соседка», главная женская роль киноленты «Ночное представление»…

И если жюри с номинациями, определяющими лучшую режиссерскую работу, лучший фильм, лучший оператор было, в общем-то, все ясно, то по поводу лучшей актрисы была сохранена интрига. Каких только предположений не публиковалось в различных газетах! Картина «жена французского лейтенанта» была удостоена специального приза, а это означало, что Мерил Стрип выходила из борьбы. И потом какие шансы у скромной картины «Любимая женщина механика Гаврилова» по сравнению с «Соседкой»? Но, в данном конкретном случае, необходимо было оценить игру актрисы, а не картину. Да еще и вопросы, задаваемые на пресс-конференции! Конечно, у Людмилы Марковны были ответы на них. Но как объяснить западным журналистам, почему в СССР образуется очередь за тазами? Почему их продают прямо на улице? И почему существует «рыбный день»? А «мясной день» тоже бывает? Мнения членов жюри разделились. Американский судья выступил со следующей речью: «Я наблюдаю за советскими актрисами. Людмилу Гурченко видел в «Сибириаде» Кончаловского, но в этом фильме я ее с трудом узнаю! То, как исступленно ждет своего механика «любимая женщина» и то, чего не получила от своего мужа в течение двух серий испанка, Рита получит от своего механика сполна!» Его слова звучали более, чем убедительно, они были решающими. Так Люся получила очередную награду.

1982 год был удачен для актрисы во всех жизненных сферах — не только в творческой деятельности, но и в семейном плане. 22 сентября 1982 года родился ее внук, которого назвали Марк, в честь отца артистки Марка Гавриловича. С внуком она никогда не была «звездной» бабушкой, у них были по-настоящему теплые и ласковые отношения. Для него она всегда была просто Люсей, а он для нее — любимым внуком Маркушей.