Встань и иди!

Людмила Марковна всегда помнила свой первый успех после «Карнавальной ночи». Как она сама частенько говорила: «Без труда выловила рыбку из пруда будь готова расплачиваться!». Надо сказать, этот жизненный принцип ей не изменял. После белой полосы наступала черная, после ряда неудач в жизнь непременно врывался лучик света. После болезненного расставания или предательства, Бог снова посылал «нужного» человека. Так случилось и на этот раз… Конец ее последней книги очень жизнеутверждающий: «22 сентября 1982 года родился внук Марк!».

Его назвали в честь Марка Гавриловича. Люся, крепко и горячо любящая своего отца и все, что с ним было связанно, любила и это имя. Неудивительно, что назвав своего внука именем Марк, она ассоциировала его со своим папой. Зачастую Марк Гаврилович жаловался своей жене:

— Леля, ну почему ты не называешь меня Маричек? Почему только Марк? А можно еще Маркуша, Марик… Как приятно!

Как же приятно было и Люсе, когда любимый внук говорил ей:

— Люся, мне очень нравится мое имя! Я в школе и везде один такой — Марк!

— Ах, ты мой золотой! Ты мой сыночек! Как я рада, что ты все понимаешь! Как я была счастлива, когда ты родился! Мальчик, так еще и Марк! — восхищалась внуком Людмила Марковна.

А, однажды, был такой случай. Маричек по телефону попросил у бабушки сапоги-казаки. В ответ она добродушно рассмеялась, потому что сама в этот момент подумывала о покупке куртки-косухи. «Мы оба и все туда же!» — подумала она про себя и про удивительную родовую связь между бабушкой и внуком.

А в 1995 году, на дне рождения актрисы, Марк поразил всех своим поздравлением. Оно было не по-детски мудрым, осмысленным и точным.

-Я все понимаю. Пройдет время и все станет на свои места. Я тебя люблю, Люся!

Это была неподдельная и не нарисованная любовь! Даже больше и глобальнее! Любовь, основанная на взаимопонимании и взаимоуважении. Они нередко вместе отдыхали, гуляли, болтали. Особенно Марик, впрочем, как и Леночка Капошная обожали Макдоналдс. Гурченко, с ее привычной ценить все натуральное, не испытывала подобного чувства к этим «химическим пирожкам», но любимым деткам в этом не отказывала.